Valery Rozov

Онлайн-проект Planetpics.ru и Adidas “Прыгни с легендой”.

.

Текст: Наталья Антонова на Planetpics.ru

Фото: Red Bull Content Рool

Накануне старта проекта “Прыгни с легендой” Planetpics.ru и Adidas запускают конкурс для всех поклонников активного образа жизни — задайте вопрос Валере Розову и получите в подарок аутдорные ботинки Terrex от Adidas!  

С 1 по 8 октября Валера Розов будет тренироваться в Италии, в живописнейшем городе Рива-дель-Гарда. Давно мечтали спросить у него, как он ЭТО ВСЕ делает, где он всему научился и почему ничего не боится? У вас есть шанс получить ответ — пишите ваши вопросы в комментариях под этой новостью, и 3 октября в 20:00 (Мск) Валера в прямом эфире постарается ответить на каждый. За самый лучший по мнению Валеры вопрос приз от партнера проекта Adidas — треккинговые ботинки Terrex. Спешите пообщаться с легендой экстремального спорта!

Ну а пока, чтобы подогреть интерес к онлайн-встрече с легендой, мы публикуем интервью с Валерием Розовым, неукротимым экстремалом, гуру бейс-джампинга, профессиональным альпинистом и парашютистом и просто другом Planetpics. Валера рассказал о том, что ждет зрителей онлайн-трансляции его прыжков в Италии, а также о профессиональных планах на будущее и своем отношении к эктремальному спорту.

— Валера, во время тренировок в Италии вы хотите попробовать впервые вести прямую видеотрансляцию прямо со своего шлема. Зачем? Как это технически возможно?

— Мне интересно делать что-то новое. Интересны новые форматы подачи своей активности. Технической реализацией проекта занимается команда Planetpics, лучше им задать этот вопрос.

— Подобная трансляция – гарантированный интернет-хит. Самые популярные сайты будут биться за возможность показа прыжка именно у них. На ютубе ролики, наверняка, соберут тысячи просмотров. Стоит только вспомнить невероятный ажиотаж вокруг Феликса Баумгартнера. Шоу и вау-эффекта в спорте уместны? Где та ширма, за которую точно нельзя пускать зрителя?

— Что бы это стало хитом, нужен еще и хороший информационный повод (как у Феликса). В таком сочетании это действительно будет работать хорошо. Наша же задача пока отработать техническую сторону вопроса. Понять, как это будет работать, какие есть сложности и какие есть возможности. Со спортивной точки зрения я не буду делать что-то особо уникальное — обычные тренировочные прыжки. Интерес в том, что бы все получилось, как задумано.

Два последних года были посвящены подготовке к большому проекту на Эвересте. В 2012 году я прыгнул с Шивлинга в индийских Гималаях, а в мае этого тога с Чандзе в массиве Эвереста, установив при этом мировой рекорд по высоте бейс-прыжка.

— Валерий, расскажите коротко о самых ярких проектах за последние 5 лет. Какие вершины сдавались с боем?

— У меня очень насыщенный график последнее время. Пять лет для меня — целая жизнь! Поэтому коротко и однозначно ответить на этот вопрос очень сложно. Два последних года были посвящены подготовке к большому проекту на Эвересте. В 2012 году я прыгнул с Шивлинга в индийских Гималаях, а в мае этого тога с Чандзе в массиве Эвереста, установив при этом мировой рекорд по высоте бейс-прыжка. Все промежуточное время было заполнено тренировками в различных горах и на аэродроме.

— В каких странах сложнее и легче всего работать?

— Сложно в Южной Америке, особенно в Венесуэле. Сложно в Пакистане. Проще всего, конечно, в Европе.

— Что такое бейс-джампинг для вас?

— Это мое основное занятие последние 10 лет. Это важная часть моей жизни.

Чем отличаются российские и западные бейс-джамперы?

— Ничем, кроме языка и некоторых нюансах ментальности.

Первый шаг в экстремальном спорте. Каким он был?

— Это горы. В 1980 году, еще школьником, я пошел в горный поход.

Отношение семьи к вашему занятию. У жены, видимо, стальные нервы?

— Семья меня поддерживает и одновременно переживает, конечно. У моей жены Наташи нет стальных нервов. Просто она меня понимает и любит.

А это вообще работа? Или мечта, которая помогает вам еще и неплохо зарабатывать?

— Это мечта, ставшая работой. И это работа, о которой я мог только мечтать.

Вопрос почти не для печати, но все-таки зададим. Сколько получает атлет такого уровня, как вы?

— Меньше футболиста, но больше трубочиста.

Вы совершаете все эти восхождения и прыжки ради собственного удовольствия и заработка? Или они приносят пользу? Кому?

— Прежде всего это интересно мне самому. Это мой способ самореализации, это страсть, и это, условно говоря, работа. Как это выглядит со стороны и кто что думает, мне, честно говоря, все равно. Но тем не менее я могу предположить, что другим людям всегда интересно смотреть, как кто-то пытается расширить границы человеческих возможностей. В саму природу человека заложено желание менять мир вокруг себя и свои представления о нем. Я это делаю, и это привлекает людей. То есть могу предположить, что это кому-то нужно. А раз я могу дать кому-то то, что ему нужно, значит в этом однозначно есть польза.

— Устанавливаете ли промежуточные цели? Есть верхняя планка?

— Промежуточные цели — это планы на ближайшие пару лет. Верхняя планка — это дожить до старости.

— Риски по проектам подтверждаются только точными расчетами, или есть место и для интуиции, профессионального чутья?

-Конечно, это комбинация расчетов и чутья с интуицией! Слишком много в подобных активностях зависит от человека, а значит и рассчитать все невозможно.

— А какой фактор самый обманчивый? Ветер?

— Твоя собственная голова.

Сейчас я занимаюсь бейс-джампингом в сочетании с альпинизмом. Это не спорт в прямом смысле. Ты оцениваешь свой уровень не по результатам соревнований, а по своим возможностям в этой активности.

— Когда был ваш профессиональный «пик»? Или он еще впереди?

— Я сделал успешные спортивные карьеры в разных видах спорта – альпинизм и парашютный спорт. В чистом спорте свой пик я, конечно, прошел. Сейчас я занимаюсь бейс-джампингом в сочетании с альпинизмом. Это не спорт в прямом смысле. Ты оцениваешь свой уровень не по результатам соревнований, а по своим возможностям в этой активности. И здесь, как мне кажется, у меня еще есть возможности для роста.

— Бывает так, что спортсмены уходят «из дела» без видимых на то причин. Просто перегорают, теряют интерес… Как часто атлетов-экстремалов посещают такие мысли? А вас?

— За всех не могу сказать. У каждого свой путь, свои проблемы с мотивацией и свои особенности психики. Меня лично такие мысли не посещают.

— Валерий, когда вы поняли, что можете больше, чем другие люди?

— Когда в детском саду я перешел из младшей группы в старшую.

— Где предел человеческих возможностей?

— Предел человеческих возможностей — это как скорость света. К ней можно теоретически приблизится очень близко, но полностью достичь ее невозможно. Иначе ты превратишься в свет, и время для тебя остановится.

— Вы знаете, что такое страх? Чего боитесь лично вы?

— Все, кто занимается подобными видами активности, знают, что такое страх. Совсем обмануть инстинкт самосохранения не получается. А в обычной жизни я боюсь того же, что и все остальные.

— Есть ли свой особый ритуал, который может вам помочь максимально настроиться, к примеру, на прыжок с Эвереста? Два дня ни с кем не разговаривать, отключить все средства связи, помолиться…

— Конечно есть – два года непрерывных тренировок. И в конце я наконец почувствовал, что «настроился» на этот прыжок.

— А вы бы хотели изменить подход к экстремальному спорту? Видите ли себя в качестве тренера или наставника?

— Я и так постоянно выступаю в роли наставника и отчасти тренера. Если речь о том, чтобы перестать прыгать и начать работать чисто тренером, то мне это неинтересно.

— О чем вы мечтаете?

— Что бы у детей все получилось в жизни.


Официальный партнер:

Технический партнер:


Больше о Валерии Розове и base-джампинге смотрите в материалах planetpics.ru:

 

1 комментарий

Oдин комментарий

  1. Доброго времени суток. Меня зовут Дмитрий, я из Новосибирска. Давно являюсь вашим болельщиком (слово поклонник как то не подходит), очень интересно наблюдать за вашими проектами. За это вам большое спасибо.
    А теперь вопрос: большинство ваших проектов (и не только ваших, но и проекты других бейсеров) происходят за границей нашей Родины: Гималаи, Альпы и т.д. Наши горы пока остаются совсем не тронутыми в этом плане, за исключением Цей Лоама. Конечно я могу чего то не знать и ошибаться, поэтому не претендую на истину. Во всяком случае, бейсеры, с которыми я общался по этому поводу прыгают в Европе.
    В наших горах не прыгают. Меня это удивляет, ведь и у нас есть хорошие стены , на которых можно найти хотя бы несколько exit — ов.
    Есть ли у вас перспективные проекты по освоению наших гор и развитию бейса именно в наших горных массивах? А именно — Горный Алтай: высоты как в Альпах, стены, красивая природа, район достаточно популярный у альпинистов. Если же этот вариант не рассматривается, то в чем причина?
    Спасибо за ответ.
    Удачи.

Написать комментарий

Возможность комментирования открыта только для авторизованных пользователей

Войдите под своим именем или зарегистрируйтесь